Как живут люди в соляной эфиопской пустыне.

Примечание автора: Данный пост — отрывок из моего большого репортажа про Эфиопию.

..Под ногами снова хрустит – но не чёрная лава, а белая соль. Грубой коркой и кружевными хлопьями она укрыла землю на много метров в толщину и на километры вокруг – до горизонта. 

Наши водители гнали сюда в предрассветных сумерках, чтобы успеть к восходу солнца над соляным озером.

Успели.

Это озеро когда-то было заливом Красного моря. И даже неоднократно — вода то уходила, то вновь возвращалась. Последний такой прилив-отлив случился по геологическим меркам совсем недавно — 30,000 лет назад. Каждый раз, испаряясь, вода оставляла толстый слой соли. По разным оценкам, толщина залежей колеблется от 800 до 1000 метров.

Но связь с морем не прекращена и по сей день — до него отсюда чуть больше ста километров. Часть морской воды просачивается под землёй, стекая в гигантскую котловину (а эта часть пустыни находится на отметке 110 метров ниже уровня моря) и образует подземное озеро на глубине 7м. А дальше работает капиллярный эффект — вода поднимается к поверхности и испаряется, оставляя корку соли.

Днём здесь невыносимая жара и слепящая, как снег на солнце, белизна. Горячий ветер треплет воду и выплёскивает её далеко за пределы озера. Но рано утром картина совсем другая:

Неподалёку от озера местные жители из племени Афар добывают соль тем же самым способом, какой использовали их предки сотни лет назад.
После инцидентов в Аддис Абебе я не рисковала близко подходить с камерой к людям да и вообще, глядя на их труд и условия, в которых они работают, сочла просто неэтичным крутиться вокруг, делая праздные фотачки. Поэтому крупных планов и деталей здесь не будет. Только издали.

Афары населяют север Эфиопии, Эритрею, Джибути и Сомали. Это достаточно воинственное племя. Кровная месть — часть их культуры, хоть и значительно уменьшившаяся в последнее время. Несколько десятилетий назад юноша не мог считаться взрослым мужчиной до тех пор, пока он не убьёт хотя бы одного врага. Добыча соли — традиционный промысел афаров, способ выжить в пустыне. 1200 квадратных километров их земли покрыто солью. В прошлом она служила валютой.

Ближайшее к соляным разработкам поселение — в 2ух часах ходьбы, и рабочие проделывают этот путь по пустыне каждое утро.

Работа начинается с восходом, смена длится 6 часов, 6 дней в неделю, 10 месяцев в году — с ноября по март. Производственный процесс можно разделить на три этапа. Сначала группа рабочих топорами вырубает в соляной толще блоки и с помощью шестов отколупывает их от земли. Затем другая группа отёсывает куски, придавая им форму квадрата или прямоугольника со стороной где-то 30см.

Каждый квадратик занимает 2-3 минуты, рабочий получает за него 5 бир или 20 центов. Гид сказал, что в день они зарабатывают до 150 бир. То ли он перепутал, то ли я не расслышала. Потому что потом нашла рассказ одного бывшего работника, где он утверждал, что соледобытчики в день могут обработать 100-150 плиток, а это существенно больше 150 бир. Правда, когда он работал, им платили 1 бир за плитку. Может, у нашего гида устаревшие данные?

Среднегодовая температура в пустыне 34.4С, это самое жаркое место на Земле (летний рекорд 48С в тени, 63 на солнце). Во время моего визита в феврале здесь было около 30. Тени нет. Техники безопасности тоже. Люди работают под палящим солнцем, постоянно ворочая соль голыми руками и вдыхая соляную пыль. Из еды — только самодельный жёсткий хлеб и чай.

Соляная элита — владельцы ослов и верблюдов. Ведь соль надо продать, т.е., доставить к потребителю, и в настоящее время это делают с помощью вьючных животных. Они смиренно ждут под солнцем, когда им на спины взвалят груз.

Вы видели, как спит верблюд? Это прикольное зрелище. Я не утерпела и обошла его со всех сторон…

..и случайно разбудила, чему он был совсем не рад

Готовые блоки соли весят примерно 4.5-6 кг каждый. На верблюда грузят 120-180 кг. Для этой работы используют только самцов.

До 2012 года караваны с солью проделывали 175-километровый маршрут до города Мекеле за неделю или чуть больше. Половина пути пролегала по каменистой пустыне и верблюды всё это время шли без пищи и воды. В таких жёстких условиях каждое животное могло использоваться лишь три раза за сезон.

Нынче, с постройкой дороги из Мекеле в пустыню, караваны идут только до перевалочного городка-базы на полпути, это занимает три дня, половина из которых — вдоль каньона с рекой и кустарником. На этой базе верблюдов разгружают и дальше везут соль грузовиками – одна машина может заменить 300-350 верблюдов. Но многие гиды склонны кормить туристов старой инфой о недельном переходе — так оно драматичнее.

Может возникнуть вопрос: а что мешает механизировать производство и осуществлять перевозку соли сразу от источника – грунт достаточно крепкий и может выдержать тяжёлый грузовик?
Да сами афары и мешают подобным поползновениям. Уже была попытка крупной горнодобывающей компании начать промышленную добычу соли в 2011 году. Но вожди кланов усмотрели в этом угрозу для своего древнего промысла и объединились, чтобы выступить против проекта. Компания покинула их места год спустя, опасаясь саботажа своего оборудования. Афары настроены категорически против любой механизации, автоматизации и промышленной разработки месторождений, потому что это лишит работы сотни людей, особенно владельцев верблюдов.

А до чего красиво выглядит такой пустынный ‘поезд’, когда он плавно движется в розовых лучах заходящего солнца

К сожалению, с постепенным развитием инфраструктуры и постройкой дорог всё больше иностранных корпораций рассматривают богатейшие природные ресурсы Эфиопии как потенциально удачные для инвестирования и развития. К настоящему времени три компании уже получили лицензии на добычу калийной соли на земле афаров. Одна из них планирует выдавать на-гора 600,000 тонн в год. Так что, на месте тех пейзажей, которые вы видите в этом посте, скоро появятся карьеры.

Ночевали мы в той самой деревне, где живут соледобытчики.

Спали на таких кроватях

Под навесом из палок

А утром к нам пришли дети – пофотографироваться за деньги.

А хотите посмотреть на деревенский туалет? Мне не жалко

Нет, это не та кабинка, что завешана порванным пластиком, а та, что рядом. Та, что с пластиком – это душ.

А это внутреннее убранство

Зато на другой стоянке монументально возвышались корпуса строящегося специально для туристов туалета на 4 посадочных места в бизнес-классе

Утром нам продемонстрировали доказательство существования подземного озера. В одном месте слой соли над ним оказался очень тонким и провалился внутрь, дав воде возможность выйти на поверхность. Получилась эдакая прорубь среди пустыни.

Вода в ней тёмно-зелёного цвета, жирная на ощупь и невероятно горько-солёная – концентрация соли в подземном озере в 10 раз выше, чем в Мёртвом море.

А это значит, что на поверхности можно лежать пятками наружу

Кстати, обратите внимание на очертания дырки. Ничего не напоминает?

Типичный ландшафт засоленных земель – «соты»

Эти горы тоже сложены из соли – хлорида калия. Я проверила. Как? Да просто лизнула. А чо?

По-прежнему, в этом регионе нас охраняли с оружием. Но, глядя на нашего защитника, мне хотелось задать вопрос, а удобно ли ему, если возникнет необходимость, бегать по соляным кочкам в длинной юбке и сандалиях на босу ногу?

Следующая ночёвка была под открытым небом на берегу очередного солёного (точнее – пересоленного) озера Афдера

Его рассол воды тоже в несколько раз крепче Мёртвого моря, и местные жители используют такую фишку: на берег кладут череп или кости животных и оставляют там, пока они не покроются кристаллами соли, после чего продают ‘артефакт’ туристам

Утречком я обнаружила неподалёку от своей кровати (она с зелёным матрасом) голого негра, сидящего в воде и сушащего трусы на ветру.

Возле этого озера тоже добывают соль, но по-другому.

Воду из озера закачивают в вырытые в земле и выстланные пластиком бассейны (видите трубу на переднем плане?)

Когда вода испаряется, на дне остаётся слой соли.

Это желоб, по которому течёт озёрная вода и снятые с него куски соли

В бассейн с получившейся солью закачивают новую порцию воды, перемешивают и перекачивают в пустой бассейн рядом. Когда испарится и эта порция, процедуру повторяют. В результате на дне осаждается слой соли 15-20 см, который рабочие потом долбят кирками, крошат и складывают в маленькие пирамидки

Пирамидки затем грузят на тачки и ссыпают в одну большую кучу, которую потом увозит самосвал

Работа физически тяжёлая и на жаре изматывающая. Все работники – молодые, отлично сложенные парни

Этот вообще красавчик

Вкалывают, пока не зайдёт солнце

За каторжный труд получают 6-7 тысяч бир в месяц, это порядка $220-$250. Которые, по словам гида, по выходным спускают в деревенском кабаке с девочками. Потому что заняться больше здесь нечем. И попасть на эту работу – большая удача.

По вечерам уставшие парни пекут хлеб, чтобы взять назавтра на работу. Кусок теста оборачивают вокруг камня, который предварительно раскаляют в костре. Нам показали тесто и костёр, но камня в нём ещё не было

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *