Как устроен арктический вездеход «Харьковчанка-II»

Антарктическая зима закончилась, и сейчас у нас антарктическое лето с антарктической жарой — температура поднимается аж до минус двадцати девяти.

Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

Сегодня мы с вами посмотрим на Харьковчанки второго типа. И немного захватим их ближайших родственников — артиллерийские тяжёлые тягачи.

Немного отвлекусь.

Фото выше делалось при минус семидесяти пяти. Камеры Canon EOS 600D на такой температуре хватает минут на сорок, фотографа — на поменьше.

Технология съёмки следующая: камера включается ещё в тепле — на морозе камера включаться не хочет — затем фотограф с Юрцом и фонариком мелкой рысью бегут к месту съёмки, тщась сохранить останки тепла. Штатив растопыривать вдлинь бесполезно, потому что на холоде металл скукоживается, и фиксаторы сочленения просто не держат. Минут через десять штативная головка замёрзнет окончательно, и камеру направлять придётся вместе со штативом.

Сцена выбирается путём перемещения Юрца с фонариком; прицеливание ведётся весьма приблизительно, оценкой нескольких отснятых кадров, потому что на дисплее и в видоискателе не видно ни хрена. К камере приближаться нужно, только задержав дыхание — влага выдыхаемого воздуха тут же обмерзает на оптике. Положение усугубляется тем, что кнопки управления камерой почему-то не предназначены для рукавиц, поэтому их время от времени приходится снимать с риском обморозить пальцы.

Управление Юрцом осуществляется посредством голосового интерфейса.

Примерно через полчаса лаги камеры становятся просто неприличными; сам же фотограф замерзает настолько, что в голове крутится единственная мысль: «Ну нахрена мне всё это нужно?». Это значит, что пора закругляться. Качественно промороженный фотограф с уже не скрываемой злобой смотрит на Юрца, которому антарктическая ночная прохлада пофиг — он же квантовый!

Камера выключается, аккумуляторы и карта памяти извлекаются, сама камера запихивается в вакуумный пакет, иначе влага воздуха конденсируется на ней и в ней.

Но вернёмся к нашим баранам. То есть, к Харьковчанкам. У нас стоят три машины — две командно-штабных, и одна для личного состава.

Посмотрим, что унутре Харьковчанки с бортовым номером «2».
Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

Дверь, судя по петлям и запорному устройству, имеет весьма приличную массу.

Так и есть — посмотрите на её толщину. Уплотнители ссохлись — возраст. Однако снега внутрь намело сравнительно немного.
Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

Посмотрим же, что внутри. Помещение рассчитано на три человека, много внутреннего пространства занято шкафами и ящиками.
Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

Имеется газовая плита.

Над плитой — самолётные термосы-кипятильники.

На внутренней стенке имеется штекер, которым кипятильник надевается на розетку при установке на место.
Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

Отдельное рабочее место, на стене — пульт какого-то управления.
Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

Жилой отсек Харьковчанки-II от Харьковчанки первого поколения отличается наличием автономного генератора
Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

и более комфортабельной туалетной комнатой. Генератор используется для отопления и освещения жилого отсека, им же при необходимости можно запитать другую машину или сварочный аппарат. И вообще, энергии в Антарктиде много не бывает.
Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

Жилой отсек Харьковчанки-II для личного состава несколько иной. Плита отсутствует, но есть такие же самолётные кипятильники и койко-места на шесть человек. Эти Харьковчанки время от времени используются, как жилые помещения.
Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

На полу имеется люк, позволяющий попасть в трансмиссию машины.

Юра хотел туда забраться, но я титаническими усилиями сумел его удержать. Доставай его потом, ну его к херам. А вот то, что отличает Харьковчанки от других тягачей — люк, позволяющий попасть в прямо в кабину механика-водителя.

Я старался попасть в кабину первым, чтобы успеть пофотать без Юрца. Вот он, проник уже, просочился. Как ему это удаётся?!
Харьковчанка-II Антарктида, Харьковчанка, Харьковчанка-2, станция Восток, длиннопост

Лобовые стёкла поднимаются, причём полностью. Немного позже я понял, зачем это нужно.

На мордах Харьковчанок, как раз под радиаторной решёткой, имеются какие-то древние письмена, сходу расшифровать мы их не смогли.

Хотел крупно пофотать могучее тягово-сцепное устройство, но это миленькое ведёрко просто просилось в кадр.

Посмотрите на зубцы траков. Ржавчины на них почти нет, несмотря на годы, проведённые под открытым небом. Влажность Востока-с. Вообще вся ржавчина этой техники была получена в более низких широтах. Уширители были как сварные, так и цельнолитые (цельнокатаные?). Один из пальцев был приварен — виден сварочный шов.

Этот тягач суть тот же АТ-Т, но имеет романтичное прозвище «Пятак» по вполне очевидной причине.

Юрец немедленно устроился фотаться. Я был не в силах отказать.

А немного позже мы с вами заглянем под капот этого копчёного крокодила, ближайшего родственника Харьковчанок, проникнемся его устройством, подышим горелой солярой, и даже немного на нём покатаемся.

Источник

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *