Как утилизируют атомные подводные лодки

Далекий северный город Северодвинск, расположенный в европейской части России, известен как колыбель атомного кораблестроения России. На предприятии «Севмаш», которое находится в материковой части города, за полвека было построено около 165 подводных лодок. Из них 128 – атомные.

Многие из этих подводных лодок здесь же, в Северодвинске, заканчивали свой век. На соседнем с «Севмашем» предприятии «Звездочка» были утилизированы 44 атомные подводные лодки. Операция по утилизации АПЛ и надводных кораблей с атомным сердцем — это отдельная, сложная с инженерной точки зрения операция.

В стране не так много предприятий, которые способны проводить данные работы. О том, как она происходит, и для чего кораблям необходима эта процедура, мы попросили рассказать начальника отдела технологий ремонта корпусных конструкций и покрытий Научно-исследовательского проектно-технологическое бюро «Онега» (НИПТБ «Онега») Сергея Добровенко.

2.Сергей Добровенко / НИПТБ «Онега»

— Сергей Вячеславович, расскажите нам о себе. Давно ли Вы связаны с кораблестроением? Чем занимаетесь в НИПТБ «Онега»?

— С кораблестроением связан со времен Севмашвтуза (ныне – ИСМАРТ САФУ). Я там учился и одновременно работал по системе «завод-втуз» на судоремонтном предприятии «Звездочка» сборщиком корпусов металлических судов в цехе № 15. По окончании учебы, в 1996 году, устроился на работу в НИПТБ «Онега». Начинал с инженера-технолога. Сейчас занимаю должность начальника отдела технологий ремонта корпусных конструкций и покрытий.

Наш отдел разрабатывает технологии ремонта корпуса, корпусных конструкций и покрытий. Кроме того, одно из направлений деятельности НИПТБ «Онега» – разработка технологий утилизации атомных подводных лодок, надводных кораблей с ядерной энергетической установкой, а также судов атомного технического обеспечения. В основном, это работы, связанные с разрезкой корпусных конструкций и демонтажом систем и оборудования.

Мы занимаемся разработкой всевозможных технологий по разрезке корпусов, металлических конструкций, процессу демонтажа корпусных конструкций, формированию блоков реакторных отсеков.

3. Установленная как памятник рубка от атомной подводной лодки проекта 667АТ

— Вы упомянули о работе на «Звездочке». На каком заказе начинали работать? Так сказать – Ваш первый корабль

— Если говорить о первом корабле, на котором работал, то это была «Груша», проект 667АТ. На ней я занимался ракетными нишами. А если говорить о разрезке, то первый корабль, в утилизации которого я принимал участие, это «азуха» — атомная подлодка проекта 667А.

4. Атомная подводная лодка К-222 (Проект 661 «Анчар») перед утилизацией / Центр судоремонта «Звёздочка»

— Давайте перейдем к главному вопросу. Что из себя представляет процесс утилизации?

— Утилизация атомной подводной лодки и утилизация надводного корабля отличаются друг от друга, но суть, тем не менее, одна и та же. Для начала разрабатывается так называемый комплект проектно-организационной документации по утилизации корабля, в который входит определенный объем документов, необходимый и достаточный для приведения лодки в безопасное состояние и формирования реакторного отсека. Эти документы согласовываются с соответствующими надзорными органами и заинтересованными организациями.

Далее следуют несколько этапов:

Процесс утилизации начинается с вывода корабля из эксплуатации. Флот передает корабль промышленности. Разрабатывается комплект документов, согласовывается, утверждается, получает экспертные заключения надзорных органов, и только после этого начинается процедура физической утилизации. Корабль поступает на предприятие, которое будет проводить работы по утилизации. Становится к причальной стенке. В том случае, если на нем находится отработавшее ядерное топливо (ОЯТ), оно выгружается на береговых комплексах выгрузки ОЯТ. Реактор приводится в безопасное состояние.

5. Процесс утилизации атомной подводной лодки «Борисоглебск» (Проект 667БДР) / Центр судоремонта «Звёздочка»

После выгрузки ОЯТ начинается физическая разделка корабля. Частично конструкции демонтируются на плаву для того, чтобы разгрузить доковый вес заказа, а также ускорить процесс утилизации. После разгрузки корабль ставится на твердое основание: в плавдок, док-камеру или на стапель. После того, как корабль поставлен на доково-опорное устройство, начинается процесс демонтажа корпусных конструкций, систем и оборудования. ОЯТ выгружается, затем на спецэшелоне отправляется на предприятия-переработчики, такие как «Маяк». Радиоактивные отходы, образующиеся при этом, остаются на предприятии и подлежат переработке или временному хранению.

6. Процесс утилизации атомной подводной лодки «Борисоглебск» (Проект 667БДР)

Первым делом демонтируются корпусные конструкции, такие как надстройка корабля или рубка подводной лодки. Они крупными секциями выгружаются с заказа, затем разрезаются на транспортные секции, после чего перевозятся на участки разделки металлолома и оборудования, где данный габаритный лом отгружается на металлургические комбинаты.

7. Процесс утилизации атомной подводной лодки / Центр судоремонта «Звёздочка»

В процессе утилизации с корабля выгружается все оборудование, которое тоже разделывается на специализированных площадках, или его забирают себе на разделку специализированные предприятия. Металлолом разделяют по различным маркам и тоже сдают на предприятия-переработчики.

8. Метал, который остался от утилизации атомной субмарины, в дальнейшем уходит на переработку / Центр судоремонта «Звёздочка»

Также при утилизации образуется большое количество различных токсичных промышленных отходов: остатки лакокрасочных, резиновых и прочих покрытий, отделки судовых помещений и т.п., которые подлежат переработке или отправляются на захоронение на полигон.

9. Формирование трёхотсечного блока атомной подводной лодки К-222 (Проект 661 «Анчар») / Центр судоремонта «Звёздочка»

После того, как носовой и кормовой блоки АПЛ утилизированы и переработаны, начинается формирование реакторных блоков. На судостроительных предприятиях их формируют в трехотсечные блоки — реакторный отсек и два дополнительных отсека по бокам, так называемых поплавка, которые обеспечивают положительную плавучесть этого блока. После формирования блоки буксируют в пункты длительного хранения реакторных отсеков, где отсеки-поплавки отрезают и оставляют отсек с реактором на хранение.

10. Трёхотсечный блок атомной подводной лодки во время перевозки к пункту долговременного хранения реакторных отсеков / РОСАТОМ

11. Пункт долговременного хранения реакторных отсеков / РОСАТОМ

— Вы рассказали про утилизацию подводных лодок. А как обстоят дела с утилизацией крупных надводных кораблей, таких как ССВ-33 «Урал», корпус которого до сих пор не утилизирован, но вся надстройка спилена. Какие-то сложности?

— Работы по утилизации «Урала» до сих пор ведутся. Они идут медленно из-за отсутствия финансирования. Также длительное время разрабатывался проект по утилизации этого корабля, и долгое время решался вопрос по варианту формирования реакторного отсека.

Так как у таких кораблей массогабаритные характеристики значительно выше, чем у атомных подлодок, был принят такой вариант утилизации — демонтируются конструкции надстройки до верхней палубы, а затем из реакторного отсека выгружается реактор, который помещается в спецупаковку. В случае необходимости корабль разрезают на две части для того, чтобы можно было его поставить на твердое основание.

12. Большой атомный разведывательный корабль ССВ-33 «Урал» / Википедия.

— А когда начнется утилизация «Кирова»?

— На сегодняшний день НИПТБ «Онега» разрабатывает комплект документов по его утилизации. Согласуем его, и далее, насколько я знаю, финансирование работ будет производиться на деньги Госкорпорации «Росатом». Насчет сроков неизвестно, это зависит от тендера, но, скорее всего, начало утилизации будет положено в следующем году.

13. Тяжелый атомный ракетный крейсер «Киров».

— Весной на портале госзакупок появилась запись о проведении тендера на демонтаж крышек шахт с атомной подводной лодки ТК-17 «Архангельск» (проект 941). Сообщалось о начале работ в августе этого года. Началась ли какая работа в этом направлении?

— Честно говоря, не обладаю такими сведениями. Но, наверное, начнут в ближайшее время. Если речь идет о демонтаже крышек, то это будет так называемая процедура по договору СНВ — демонтаж крышек и приведение в безопасное состояние пусковых установок. Считаю, что эта работа несложная, и будет сделана быстро.

14. Атомные подводные лодки проекта 941 в ожидании утилизации.

— А как обстоят дела с утилизацией судов «Атомфлота» и судами технического обеспечения? Насколько это отличается от утилизации подлодок и кораблей? Слышал, что с «Лепсе» были определенные сложности.

— Утилизация «Лепсе» – сложный проект. Мы разрабатывали комплект документов на него, я принимал непосредственное участие в разработке технологий по утилизации корпусных конструкций и формировании блок-упаковок, в которые будут закатаны наиболее радиационно-опасные блоки судна. Эти части встанут в упаковку, которую затем отправят в пункт длительного хранения реакторных отсеков в губе Сайда.

Сложности существуют всегда и везде, особенно на таких судах как «Лепсе», где находятся высокоактивные отходы, с которыми невозможно было что-то сделать, кроме как оставить их в части этого судна для дальнейшего длительного хранения.

(Лепсе — судно-заправщик атомного ледокольного флота России. Принадлежит ФГУП «Атомфлот». В 1988 году судно выведено из эксплуатации, а в 1990 году переведено в категорию стоечных судов. В пеналах и кессонах хранилища отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) судна размещено 639 отработавших тепловыделяющих сборок (ОТВС), часть из которых повреждена. — Прим. ред.)

Вопросы безопасности были очень серьезные и тщательно прорабатывались, чтобы не допустить чрезвычайных ситуаций и переоблучения людей.

15. «Лепсе» — судно-заправщик атомного ледокольного флота России.

— Какой заказ в Вашей работе был особенно сложен?

— Много сложных кораблей было в практике. Сложности были с «Курском». Мы разрабатывали на него проект документов. С «Лепсе» сложности были только из-за его состояния. Также «Золотая рыбка» (АПЛ проекта 661 «Анчар») была сложная – титановый корабль в аварийном состоянии.

Но самыми сложными были атомные подводные лодки, находившиеся на Дальнем Востоке, так называемые «чажемские». Две аварийные подлодки проекта 675 зав. № 175 и проекта 671 зав. № 610 с повышенным радиационным фоном. Они много лет стояли в отстое в бухте Павловского, а затем их утилизировали в док-камере ДВЗ «Звезда». Для их утилизации в доке сделали специальные поддоны под все основание, чтобы не разнести загрязненные элементы. На этих кораблях были очень высокие активности, что представляло большую сложность.

Разрабатывали документы так, чтобы демонтаж конструкций, систем и оборудования выполнялся с наименьшим вредом для человека, так как внутри могли находиться остатки жидких радиоактивных отходов.

— Как вы относитесь к масштабной утилизации подлодок первого и второго поколения в 90-х и 2000-х годах?

— Надо понимать, что все эти корабли выработали свой ресурс, особенно первое и второе поколение. Поменялась геополитика и задачи государства, да и новая техника получает свое развитие. А те корабли выработали себя полностью, и продолжать их эксплуатацию было совсем нецелесообразно, многие из них находились в аварийном состоянии. Я считаю, что правильнее наращивать новые группировки более современных кораблей, а не поддерживать устаревшие морально. Кроме того, существовала угроза экологической безопасности. Они приходили в такое состояние, что герметичность легкого корпуса практически совсем отсутствовала. Также была угроза их затопления, что повлекло бы еще больше проблем.

Своевременная утилизация необходима — это рационально. Все должно вовремя строиться и вовремя утилизироваться. Если у вас есть машина, вы же не будете сто лет ездить на ней и постоянно ее ремонтировать – больше проблем будет, чем удовольствия от ее вождения.

— У Вас есть информация по подъему затопленных в морях подлодок и реакторов? Последнее время в СМИ часто мелькает информация по их подъему и утилизации, а до действий так и не доходит.

— На сегодняшний день пока это только разговоры. Подъем этих лодок — очень дорогостоящее занятие. Некоторые из них лежат на больших глубинах. В свое время поднимали «Курск», он лежал на небольшой глубине, а тот же «Комсомолец» лежит на глубине около полутора тысяч метров, подъем его на поверхность — большая проблема.

Разговоры о подъеме этих лодок часто звучат на различных конференциях и совещаниях, но пока я не слышал о реальных перспективах подъема затонувших атомных подводных лодок.

— От лодок к семье. Есть ли у Вас дети? Если да, то по Вашим стопам пошли?

— Мой сын сейчас окончил школу и поступил в Архангельский медицинский университет. С первого сентября начнет там обучение. Не по моим стопам пошел.

— А есть ли у Вас любимая подлодка? За красоту, какое-либо качество или за что-то другое?

— Мне очень нравятся «Акулы», 941-й проект. Кроме нас, такой мощный и большой корабль никто не мог построить. В современных условиях они, может быть, и не нужны, но это – шедевр.

Источник


Хотите повысить доверие к вашей торговой марке, товару или услуге? Закажите у нас репортаж! Минимальный охват публикаций на наших ресурсах - 20.000 уникальных пользователей! Кликайте!

Поделитесь, пожалуйста, записью с друзьями. Спасибо!

Рекомендуем к просмотру...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

11 − семь =