Как устроена иерусалимская больница «Шаарей Цедек»

Недавно я с детьми побывала на интересной экскурсии по «закулисью» больницы «Шаарей Цедек». Экскурсия была двухчасовая, фотографий — океан!

 

В качестве предисловия — анекдот. В одной больнице в реанимации начали умирать пациенты с фантастической регулярностью. В палате № 5 в 3 часа дня умирал пациент. Что за заколдованный час такой, что за заколдованная палата? Поставили камеры слежения и увидели, как недавно нанятая уборщица, заступая на смену, входит в палату, вынимает из розетки вилку аппарата искусственной вентиляции легких, втыкает вместо нее вилку от шнура пылесоса и начинает прибираться.

Это анекдот, скажете вы, все притянуто за уши и так не бывает! Будете смеяться — так, конечно, не бывает, а бывает по другому. В октябре 2015 года в помещение МРТ в больнице «Адаса» вошел новый уборщик с металлическим тяжелым полотером. Уборщик, по-видимому, физику в школе не учил, и предостережения на дверях тоже не читал. Силой магнитного притяжения его со страшной скоростью втянуло в отверстие аппарата МРТ. Уборщик остался жив, полотеру тоже ничего не сделалось, а вот безумно дорогой и важный для больницы аппарат МРТ фирмы «Филипс» был разбит вдребезги, и вся электроника сломалась к чертям. Восстановить работу отделения МРТ в прежнем объеме больница сможет лишь через несколько месяцев.

В общем, иногда важно сходить на познавательную экскурсию в больницу, чтобы знать — какие вилки из каких розеток можно выдергивать, а какие нет, к каким дверям подходить, а к каким лучше не надо, и вообще приблизительно понять, как это все устроено и работает.

* * *

Больнице «Шаарей Цедек» 113 лет, она была построена в 1902 году, и до 1980 года находилась в старом здании на ул. Яффо. В 1980 году больница переехала в новое большое здание в районе Байт Ваган. Больница продолжает расширяться: в 2012 году к ней были присоединены корпуса бывшей больницы «Бикур Холим», а прямо сейчас, в ноябре 2015, в «Шаарей Цедек» открывается новое здание «Будущее поколение» — современный и оборудованный по последнему слову медицинской техники корпус больницы, где будут сосредоточены детские и родильные отделения.

Нашу экскурсию ведет очень энергичный и позитивный Гади Илан, начальник отдела логистики и инженерного обслуживания. «Я родился в «Шаарей Цедек», мои дети родились в «Шаарей Цедек» и внуки тоже рождаются в «Шаарей Цедек» — гордо говорит Гади! А моя старшая дочь чувствует гордость и причастность — она тоже родилась в «Шаарей Цедек»!

Гади начал с небольшого предисловия — несколько цифр и фактов о больнице, начну с него и я.

В Израиле есть 3 вида больниц: государственные, принадлежащие больничным кассам и частные. Шаарей Цедек — частная больница.

Что означают слова «частная больница»? То, что от Министерства здравоохранения «Шаарей Цедек» не получает никакого финансирования. Источники денежных поступлений это:

— пожертвования, и на эти деньги идет строительство больницы.
— выплаты от четырех ее «клиентов» — больничных касс, которые оплачивают гражданам Израиля больничные услуги.. Больничные услуги оплачиваются либо по дням госпитализации (стоимость одного дня около 3000 шекелей), либо по процедурам (скажем, пришел человек на MRI стоимостью 12 000 шекелей).
— 1 % от дохода больницы — это шарап (шерут рефуи прати — частный прием специалистов). Большую часть суммы, которую пациенты платят за визит к доктору, получает сам врач, больница получает меньшую часть.
— какие-то копейки поступают из кафетерия, магазинчика — но это не считается доходом.

Кроме статуса, больницы в Израиле различаются по «размеру»: крупные, средние и мелкие. Крупные больницы — это «Рамбам» в Хайфе, «Сорока» в Беер Шеве на 1400 коек. Мелкие больницы (Цфат, Наария) — 300-500 коек. И есть средние, и среди них «Шаарей Цедек», где есть 900 коек.

Новостью для меня стало, что громогласная и огромная «Адаса» — это 1200 коек, причем включая Эйн Карем и Ар аЦофим вместе взятые. А получается, что «Шаарей Цедек» немногим меньше «Адасы»! «Но это и хорошо», — говорит Гади, — «Благословение всегда находится в том месте, которое скрыто от людских глаз. Пусть все думают, что мы меньше».

Действительно, больница «Шаарей Цедек» всегда находилась в тени больницы «Адаса», но сейчас она вырывается вперед — частично за счет тяжелого положения, в которое попала «Адаса», но и просто у «Шаарей Цедек» настало «хорошее время», больница интенсивно строится и движется во всех направлениях вперед.

А вот родильное отделение в «Шаарей Цедек» считается самым крупным в мире: 22 000 родов в год! То есть ок. 80 родов в день. И отделение для недоношенных тоже самое большое: в 70 инкубаторов.

Ну и табличка сухих цифр еще раз:

900 коек
22 000 родов в год (80 родов в сутки)
30 000 операций в год
150 000 обращений в приемный покой
3500 сотрудников больницы, из которых 800 врачей, 1400 медсестер.

Ну а мы начинаем наше путешествие с нового здания, которым очень гордится Гади, ведь там идут полным ходом работы: в ближайшие дни отделения откроют свои двери для пациентов. Это большое событие в жизни больницы, и в жизни Гади тоже — это очень чувствуется! Вообще хочу отметить, что на протяжении всей экскурсии я любовалась им — так приятно было видеть человека, который любит свою работу, болеет за нее, гордится ею, живет ею и знает и помнит каждый уголок больницы и каждую мелочишку, ему все важно и первостепенно. И речь его пестрит словами «Я сделал», «Я заплатил», «Я работаю» — он действительно ощущает себя интегральной частью этого огромного предприятия.

Новый корпус «Будущее поколение»

Итак, 10 этажное здание уже построено, открыт парадный вход с исторической ретроспективой — выставкой фотографий, закончены работы на некоторых этажах. Мы поднимаемся на 6 этаж, где еще кипит работа. На этом этаже будут располагаться амбулаторные клиники для детей.

Компания, которая разрабатывала «тему» здания — та же самая, которая работала над дизайном компании Гугл. «Что я буду делать, когда у этих птичек начнут отваливаться глаза?» — говорит Гади. — «Ну, значит начнут отваливаться, мы с этим справимся, это уже будет наша забота».

А пока от птичек и всяких цветочков на этаже весело и приятно. Выходишь из лифтов — прямо в лес!

Слева будет регистратура

Колонны-деревья, под ними травка растет, а в потолок упираются ветки

Все мы заметили на полу разные цветные дорожки. Это не просто для красоты, объяснил нам Гади. Дорожки предназначены для того, чтобы детям было легче ориентироваться. Каждый цвет ведет в другое отделение: например, по желтой дорожке маленький пациент придет в гастроэнтерологическую клинику, по синей — в кардиологическую.

А вот так выглядит другой этаж, где уже закончены работы — это не моя фотография, я отсканировала ее из журнала про «Шаарей Цедек». Очень нарядное и радостное отделение!

В детском отделении не только стены в радугах и птичках, но и оборудование. Когда мы шли по больнице к выходу, то встретили совершенно фантастическое механическое существо, которое ехало по коридору (конечно в сопровождении сотрудника). Это был вот этот самый жираф с фотографии! На самом деле это мобильная рентгеноустановка для маленьких :)

На седьмом этаже оборудован кинотеатр для детей, можно прийти и посмотреть фильм по афише. Кроме этого, в «Шаарей Цедек» есть школа, которая действует для госпитализированных ребятишек. Проводятся занятия и мероприятия, но в последнее время дети отказываются туда ходить. Заведующая школы пришла к Гади с претензией, что его нововведение мешает школьной работе!

Что за нововведение? Оказывается, в «Шаарей Цедек» каждый ребенок на время госпитализации получает «IP-TV» — персональный компьютер. С помощью компьютера дети могут выходить в интернет, смотреть видеофильмы или телепрограммы, играть в компьютерные игры.

Компьютер выдается бесплатно, это было непременным условием: чтобы не возникало ситуации, когда одни родители могу позволить себе оплатить ребенку компьютер, а на него с соседней койки будет смотреть сосед, у которого компьютера нет.

Ну, детям компьютеры и кино, а как же родители, которые в Израиле обязательно находятся в больнице вместе с ребенком? Родитель получает кресло-кровать рядом с кроваткой ребенка, постельные принадлежности в неограниченном количестве, шкафчик.

Гади рассказал, что теперь может написать целый докторат про кресла для родителей! В больницу привезли кресла разных моделей, и на них спали родители, которые потом давали отзывы. Так что вопрос о модели кресла для детских отделений прорабатывался со всей тщательностью.

В тех отделениях, где дети находятся на протяжении продолжительного времени, например, в отделении для недоношенных младенцев, все устроено еще более комфортно: есть комнаты отдыха для родителей и семей с душами, удобными шкафами.

Строящиеся помещения

Заходим в совершенно неотделанное помещение. Здесь будет палата, где дети, прошедшие гастроэнтерологическую процедуру (эндоскопию, к примеру), будут приходить в себя после наркоза

Стройплощадка в больнице отличается от любой другой тем, что здесь в работу архитекторов все время «вмешивется» протокол Министерства здравоохранения, без инструкций которого никто здесь не может ступить и шагу.

Там все четко оговорено и все обязаны следовать инструкциям: как должен подходить газ, вода, кислород. Гади привел пример таких правил — не из гастроэнтерологии, но все же показательный пример. Например, в палате для недоношенных нельзя напихать чем больше инкубаторов сколько влезет. По инструкции необходимо расстояние 2 метра между инкубаторами, чтобы вокруг ребенка могли одновременно стоять 5 врачей.

Мы идем по коридору в следующее отделение, где тоже еще не окончены работы

И это очень важное и сложное отделение диализа! Здесь будет 18 установок для детей, которым необходим диализ.

Как и везде, к каждому «месту» проведен газ, все четко по инструкции — например, на каком расстоянии от пола должна находиться «точка» газа.

Отдельная тема в диализе — это вода. Очистка воды для диализа это очень трудоемкое и сложное мероприятие, вода играет решающую роль и она должны быть очень высокого качества. Состав воды проверяется еженедельно.

В отделении установлена аппаратура, которая одновременно подает на все 18 установок смеси, и она же следит за любыми неполадками в системе.

Здесь же будет проходить пневматическая почта. «Знаете, когда лучше всего ощущается важность пневматической почты?» — спрашивает Гади. — «Когда она ломается! Тогда 200 человек начинают бегать туда-сюда и происходит кавардак!»

Почта предназначена для переправки биоматериала из отделений в лаборатории. Пробирку с кровью, взятой на анализ, кладут в специальный контейнер с чипом, закладывают в трубу, набирают код («адрес») лаборатории и при нажатии кнопки посылают его по этой системе труб прямо в лабораторию. В контейнер встроен специальный чип, по которому система возвращает его в то отделение, к которому он принадлежит.

А вот например в хайфской больнице «Рамбам» есть пневматическая почта, ведущая из операционных прямо в отделение патологии. И во время операции хирург может послать вырезанный материал для экспресс-патологии и получить скорый ответ.

Религиозная больница

Мы подходим к лифтам, чтобы перейти из нового корпуса в старый. У лифта прикреплены таблички «Этот лифт не работает по субботнему режиму» — и Гади объясняет, что «Шаарей Цедек» это религиозная больница.

В принципе, все больницы в Израиле более-менее соответствуют требованиям еврейской традиции. В каждой больнице есть раввин для решения и организации разных вопросов. В каждой больнице еда минимально кошерна, как-то отмечаются праздники — на Новый год раздадут медовик, в Песах — мацу вместо хлеба. Везде есть лифты, работающие в режиме субботы.

Коммутатор и колл-центр

Мы входим в небольшое помещение — коммутатор больницы, который в последние годы из-за все большего распространения мобильной связи в основном работает как колл-центр, через который люди могут заказать очередь к врачам в больнице.

Здесь работает коллектив из 20 человек. В пятницу колл-центр не работает, в комнате находится только дежурная. В день колл-центр принимает около 4 000 обращений.

Над центральным «пультом управления» — экраны, на которых отображается вся работа операторов: продолжительность разговора, ожидающие в очереди к оператору звонки. Система умная: звонящему человеку она предлагает три варианта: дождаться своей очереди к оператору, оставить свой телефон, и оператор перезвонит в течение дня, либо положить трубку, нажав определенную клавишу — и система сохранит его порядковый номер в очереди. Когда его очередь дойдет до одного из операторов, система автоматически их соединит. Это действительно работает, я неоднократно проверяла !

Стерилизационное отделение

Заходим в очень важное и ответственное отделение: стерилизационное. В холле надеваем халаты, приветливая сотрудница Хана помогает нам завязать их сзади.

Хана — опытный сотрудник, работает в больнице «Шаарей Цедек» уже 42 года! «Я — дочка, мама и бабушка Шаарей Цедека!» — со смехом говорит Хана. И Гади с воодушевлением сказал: «Смотрите, какие верные у нас есть работники — честь им и хвала!»

Отделение поделено на три части: грязная часть, чистая часть и стерильная часть. По правилам сотрудникам нельзя переходить из грязного в чистое помещение без санитарных мероприятий: надо принять душ.

«Грязный зал» — общий вид. Здесь проходит первичная мойка инструментов. На заднем плане видна «грязная дверь» — через нее в зал ввозят использованные инструменты из операционных. Все переходы и лифты закрытые, и ни в коем случае «грязные» помещения не пересекаются с «чистыми».

Сотрудник подготовил каталку с инструментами для отправки в моющий аппарат. 80 % инструментов поступают сюда из операционных, 20 % — из отделений.

Аппараты стоят шведские, фирмы GETINGE. Моющие средства подаются централизованно, система отмеряет нужные средства и подает их в нужное время.

Закончился цикл мойки в аппарате — чистые инструменты принимает сотрудник чистого зала с другой стороны аппаратов. Как мы помним, грязный и чистый залы не соприкасаются. Ну и мы вслед за чистыми пинцетами переходим в чистый зал

Там кипит работа! Каждый сотрудник занят своим делом по конвейеру — собирают операционные комплекты

Как это происходит? Каждый сотрудник получает список инструментов для операции — вот, к примеру, базовый список инструментов для гинекологической операции.

Галит, сотрудница чистой комнаты, проверяет каждый инструмент, который ляжет на хирургический поднос. Поднос она собирает по списку, который нам показывает Гади. Если какого-то инструмента нет, то этот поднос либо вообще не отправится на стерилизацию, либо на нем будет помечено, чего в нем не хватает.

Зачем? Затем, чтобы в конце операции не искать несуществующие ножницы в зашитом животе пациента.

В подготовке хирургического подноса участвуют несколько человек: сотрудник «чистой комнаты» собирает его по списку, его проверяет старший сотрудник и после этого поднос запечатывается. А уже в операционной перед началом операции хирургическая медсестра пересчитывает заново все предметы.

Предметы на подносе лежат в строгом порядке, т.к. хирург не смотрит на поднос и вообще не смотрит на инструмент — его подает хирургическая сестра прямо ему в руки. Важен порядок, чтобы не было ошибок и не тратилось драгоценное время на поиски нужных инструментов.

подготовка упаковочного материала

Упаковка комплекта инструментов

готовые комплекты едут по ленте к тележкам

каждый комплект заклеен специальной белой лентой с белыми же полосками — обратите внимание на полоски, это очень важные полоски! Зачем они нужны, я расскажу ниже.

на каждом комплекте — наклейка с датой упаковки, баркодом, ее наименованием — вот эти комплекты предназначены для гинекологических чисток.

готовые комплекты на тележках — их можно отправлять в автоклав

Сотрудник чистой комнаты закатывает тележку в автоклав — сложное устройство. Открывать его можно только в перчатках — пар там очень высокой температуры

Закатывают в него тележку со стороны «чистой комнаты», а по окончании стерилизации эту тележку принимают сотрудники «стерильной комнаты», с другой стороны автоклавов

Видите черные полоски на белых лентах? Они были белыми, а сейчас потемнели — это значит, что стерилизация прошла на нужной температуре! Кроме этого, внутри каждого комплекта есть индикатор, который тоже показывает, что инструменты простерилизованы

Гади демонстрирует нам пластмассовые «умные» контейнеры, которыми он планирует заменить упакованные в стерильные простыни или бумагу комплекты.

Это будет гораздо удобнее, чем эти свертки! — говорит Гади. Там все будет лежать на своих местах неподвижно, в контейнере есть защита от влаги, есть индикатор проверки качества стелиризации. Всего Гади заказал 500 таких контейнеров из Германии.

Вот так выглядит «стерильная комната» — склад, или как в шутку назвал его Гади — «супермаркет» для медсестер, которые приходят сюда гуляючи, с тележками, и набирают себе все что нужно для операций

Отсюда выходит «чистый коридор» и «чистый лифт», по которому стерильные комплекты подаются прямо в операционные.

Пока «стерильная комната» работает по старой системе: сестры из операционных приходят и берут для операции все, что им надо, проходя по рядам, как по супермаркету. Но скоро будет введена новая система CASE-CART: комплекты для операций будут готовить работники отделения стерилизации согласно хирургическому расписанию на следующий день.

Расходные материалы — одноразовое оборудование

Заходим в большое помещение, далекое от лоска и блеска. Это временное помещение, куда поместили запасы расходных материалов, и как известно, нет ничего более постоянного, чем временное — так десятки лет они тут и находятся.

В этом помещении хранится запас материалов, достаточный на месяц, стоимостью около 10 млн шекелей. По инструкции 3 раза в неделю больничные отделения получают со склада порцию шприцов-бинтов-стерильных марлечек и т.д.

В ШЦ нет ограничения по количеству запрашиваемого материала, поэтому если какому-то отделению срочно понадобятся еще шприцы-бинты, им их выдадут. Есть в этом как плюс, так минус. Плюс — для медсестры: есть больницы, где есть ограничение в количестве, и если у нее кончились бинты, то она убегается по соседним отделениям, выпрашивая бинточки. Минус — из-за тех же медсестер, которые не ощущают «граней» и тратят материалы неограниченно и неэкономно.

Материалы больница закупает по всему миру. В Израиле такого рода продукция практически не производится — есть всего одна компания под названием BIOMETRIX, которая производит очень качественное оборудование, к примеру, системы капельниц — но она всего одна!

Зато масса материалов закупается в Китае — и это создавало больнице немало проблем. Гади показывает нам упаковочку стерильных марлевых квадратиков («газот»). Видите упаковку, написано «10 марлечек»? Так вот китайцы не убиваются их считать, где-то десять, где-то не десять. А медсестра в операционной знает, что открыла в начале операции 3 пачки по 10 марлей, и в конце операции она их пересчитывает — и должна получить результат 30 марлей, а выходит у нее 29!

Было несколько случаев истерических поисков тридцатой марлечки по всей операционной и чуть ли не по внутренностям свежезашитого пациента, и потом выяснялось, что тридцатая марлечка осталась в далеком Китае.

Поэтому представители больницы встречались с представителями китайских компаний и требовали установить контроль качества на должном уровне, чтобы 10 марлечек были десятью марлечками, а не примерно десятью.

Больничная кухня

Помните, я писала, что строится больница за счет пожертвований? Когда кто-то дает деньги на что-то в больнице, это обязательно отмечают!

Кухне в ШЦ столько же лет, сколько и самому зданию больницы: более 40. И сейчас она как раз находится на этапе переоборудования. Скоро кухня переедет в соседнее помещение, здесь наведут красоту и модернизацию, а соседнее помещение превратят в пасхальную кухню, которая будет запускаться в работу один раз в год: во время праздника Песах, когда все евреи едят особую пасхальную еду.

Но обновления уже начались: в ШЦ недавно начал работать шеф Моше Бохбот из какой-то хорошей гостиницы.

На снимке — линия, где собираются подносы для обедов.

Отдельные сотрудники разливают компот на десерт

А Гади рассказывает нам, по какому принципу раздается в больнице еда. В сборке каждого подноса участвуют 9 человек: 8 собирают его составляющие по конвейеру, девятый проверяет. Каждый поднос выходит из кухни именным, и предназначен он не абы кому, кто первый схватил, или кому дал. Каждый поднос предназначен конкретному больному с конкретной диетой.

Есть наклейки с полосками разного цвета по разным видам диет: бессолевая, жидкое питание, без сахара, безглютеновое питание.

Гади показывает нам недавно приобретенные для ШЦ шкафы-каталки для подносов с едой. Это не простые, а «умные» шкафы, электрифицированные и компьютеризированные!

Предназначаются они для обедов, когда в меню включены как горячие, так и холодные блюда. Этот шкаф-каталка умеет одновременно нагреть одну сторону подноса, и охладить вторую сторону. Причем компьютерная система доводит каждую сторону подноса до определенной температуры и не пересушивает блюда

В кухне стоят 30 новых каталок, каждая принадлежит другому отделению, и Гади собирается закупать еще 30.

В стороне стоят шкафы-каталки для завтраков и ужинов, где нет обязательного горячего блюда, либо оно подается централизованно.

Сбоку стоит небольшая каталочка — на ней приготовлены фрукты и выпечка для амбулаторных отделений, чтобы люди могли перекусит. Эта каталка отправится в онкологическую амбулаторию

Пункт контроля за больницей

Входим в маленькую комнатку — мы с трудом там поместились. Здесь сидит дежурный, который следит через компьютеры за всем, что происходит в больнице. Он может отсюда регулировать температуру кондиционирования воздуха в зависимости от прогноза погоды, получает мгновенные сообщения о любых внештатных ситуациях и т.д.

Система оповещения в случае внештатной ситуации многоступенчатая: приходит сообщение технику, и если он на него немедленно не ответил, сообщение идет к его начальнику и т.д.

Система водоснабжения

Котлы обслуживают больницу согласно разделению: северная сторона больницы и южная

Под зданием больницы есть водосборники, содержащие количество воды, которого хватит всему больничному комплексу на 72 часа. Вообще в больнице действует правило, что при любом раскладе событий она должна быть в состоянии обеспечить свое фукнционирование в течении 72 часов при отсутствии помощи извне.

Это проверялось на деле в прошлом году, во время большого снегопада — больница была отрезана от всех служб, и не смогла допроситься себе даже военного джипа для какой-то цели, хотя задействовали чуть ли не кабинет министров.

Насосы холодной воды

Больница экономично использует вторичное тепло: охлаждая воду для кондиционирования, она собирает выделяющееся из кондиционеров тепло для нагрева воды.

Этими аппаратами, если я правильно поняла, подается воздух под давлением, который используют в больнице широко — например, все аппараты операционных работают от сжатого воздуха.

Кислородные баллоны емкостью 20 000 и 10 000 л, за акустической стеной. Рядом с ними — хранилище для цитотоксичных отходов, которые потом уничтожаются на специальных предприятиях в центре страны

Электроснабжение больницы

Система электроснабжения больницы — одна из самых важных и сложных областей обслуживания медицинского центра. Представляете, что творится, когда в больнице отключается электричество?

В больнице есть три вида электросетей, различающихся по степени их важности и неотключаемости: жизненноважная сеть, не жизненноважная сеть и UPS.

К жизненноважной сети подключено 70 % оборудования больницы. В случае падения напряжения все эти 70 % перейдут на больничные генераторы. Переход на генераторы занимает до 30 секунды.

Вот больничные генераторы

Гади рассказал нам недавний случай: отключилось электричество. Он с часами засек и проверил: генераторы заработали через 29 секунд. А из операционной поступила жалоба: 2 часа не было электричества, что такое! Действительно, наше ощущение времени очень субъективно…

Есть сеть не жизненноважная, к ней подключены все «необязательные» потребители: часть освещения, часть компьютеров. В случае отключения энергии они не будут работать, пока сотрудники Энергетической компании не устранят неисправность.

И есть особо важная электросеть, называемая UPS — это больничные батареи, способные давать напряжение определенной аппаратуре в течение 30 минут. Этим можно воспользоваться в той катастрофичной ситуации, когда не включатся даже генераторы. На UPS держатся системы кислородных машин в реанимациях, к примеру.

Розетки в больничных помещениях помечены соответственным образом: красные относятся к сети жизненноважной энергии белые — к обычной, а вот синие, самые важные — это UPS. Поэтому, сказал Гади, если не приведи Г-споди, доведется включать кислородный аппарат, убедитесь, что он подключен к самой лучшей, синей розетке…

Один раз в неделю всю больницу на полчаса переводят на генераторы, чтобы проверить их исправность. Люди в больнице этого, конечно, не чувствуют и не знают об этих профилактических мероприятиях.

Еще один интересный момент — договор с Электрической компанией о «продаже электроэнергии». Иногда Электрическая компания просит больницу в определенный день в определенное время перейти на генераторы, и тем самым снизить потребление энергии. Обычно это длится по 5 часов, происходит несколько раз в сезон, и стоит это электричество очень дорого — больнице это выгодно.

Архивные документы

Эта часть работы больницы не входила в экскурсионную программу, но выходя на улицу, кто-то из группы заметил гору папок, и Гади рассказал нам, что это такое.

Архивы больницы невозможно хранить в здании — бумаги за 113 лет заполнили бы еще два таких здания, как нынешнее. Поэтому есть сроки хранения документов: какие-то медицинские бумаги хранят 7 лет, какие-то 25 лет, какие-то 100 лет или вечно.

Зачем вечно? Например, судебные вопросы, касающиеся гинекологии, не имеют срока давности. Если начинают выяснять источник какого-то отклонения, то обязательно доходят до беременности и родов.

Сейчас больница вывозит долгохранящиеся документы в большой склад-архив в Кейсарии.

Отделение травмы и химической атаки

Мы стоим у входа в больницу. «Какие вы молодцы, выдержали такое путешествие!» — говорит нам Гади. Что это за зеленые мотки под потолком, что за полосы со стрелками на асфальте?

Это система приема больных после химического заражения. Это не обязательно происходит в результате военного нападения, достаточно например если разнесет машину с цистерной, где перевозится химическое вещество — тогда тоже требуется такая обработка пострадавших.

Две полосы — это просто разделение на мужскую и женскую зону. Сверху опускаются зеленые непроницаемые шторы. Больные снимают загрязненную одежду, их кладут на носилки. Носилки особые — они из решетчатого материала, легко пропускающего воду — и их моют теплой водой на носилках. Для этого здесь проведены трубы водоснабжения и особая канализация с системой очистки, которая принимает в себя воды после химических смывов.

Обработка проходит в несколько этапов, и конец каждого этапа и начало следующей стадии провозглашает громкий звонок колокола (звонит раз в 6 минут).

После этой обработки носилки с пострадавшими могут пересечь желтую черту — из «грязной» зоны в «чистую»

За этими дверьми — в полной готовности все оборудования для приема пострадавших в химической атаке

А рядом находится травма, куда обычно доставляют пострадавших в военных операциях, терактах, ДТП и т.д. За этими дверьми находится не прямо операционная, но почти: при необходимости можно прямо там начинать оперировать, все оборудовано

Наша экскурсия заканчивается у стены с портретом и мемориальной табличкой

Это портрет Давида Эппельбаума, заведующего приемным покоем и отделением срочной медицины в Шаарей Цедеке. В возрасте 51 года он погиб в теракте в Иерусалиме. 10 сентября 2003 года была назначена свадьба дочери доктора Наавы. Накануне свадьбы вечером Наава с отцом пошли в кафе на ул. Эмек Рефаим в Рехавии, посидеть и поговорить с глазу на глаз перед свадьбой. В 11 часов вечера в кафе произошел теракт, взорвался террорист-смертник. Наава и ее отец погибли. Их похоронили на кладбище Ар аМенухот в Иерусалиме. Из свадебного платья Наавы сшили покрывало на могилу праматери Рахели в Бейт Лехеме.

В 2004 году была задержана террористическая группировка, ответственная за подготовку этого теракта. Один из членов этой группировки, осужденный на пожизненное заключение, в 2011 году был отпущен на свободу в ходе сделки по освобождению Гилада Шалита.

Эту незабываемую экскурсию Гади Илан посвятил светлой памяти доктора Эппельбаума, и пригласил всех нас на экскурсию в будущем году: многое здесь изменится, будет модернизировано и улучшено.

Большое спасибо всем, кто дочитал до конца!

Источник

 


Хотите повысить доверие к вашей торговой марке, товару или услуге? Закажите у нас репортаж! Минимальный охват публикаций на наших ресурсах - 20.000 уникальных пользователей! Кликайте!

Поделитесь, пожалуйста, записью с друзьями. Спасибо!

Рекомендуем к просмотру...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

17 − 1 =