Как варят мыло в Беларуси

Что мы знаем о мыле, о том, как его делают и из чего? Многие припомнят детские страшилки о том, что мыло варится из костей животных, а кости — накапливают радиацию. Отправимся на Гомельский жировой комбинат, чтобы положить конец домыслам и узнать, как появляется на свет мыло хозяйственное, детское и туалетное.

«Приехали к нам развеять представления, что мыло из костей варят? — улыбается заместитель директора по коммерческим вопросам Татьяна Полейчук. — Действительно, до сих пор еще ходит этот советский миф. Конечно, это все фантазии. Главное для производства натурального мыла — это жировое сырье: животные жиры и растительные масла».

Хозяйственное (коричневое) мыло делают из технических жиров, туалетное из обычных животных жиров и растительных масел.

Жиры на ГЖК поступают практически со всех мясокомбинатов Беларуси, жиры гомельского (а он находится по соседству с жировым и узнается по характерному запаху) в общем объеме составляют незначительную часть – максимум 20%, рассказывает начальник отдела маркетинга комбината Ксения Ковалева.

Жир на комбинат поступает вот в таком виде (образцы из лаборатории ГЖК)

В прошлом году ОАО «Гомельский жировой комбинат» исполнилось 80 лет. Это самое крупное в Беларуси производство мыла, фактически монополист. Поэтому продукцию комбината можно встретить, наверное, в каждом магазине по всей стране. В Беларуси есть еще такие производства, но там делают совсем небольшие объемы мыла. Конкуренцию ГЖК составляют, скорее, импортная продукция, особенно турецкая и украинская.

Поставляется гомельское мыло и на экспорт. Особенно большие объемы (и они из года в год растут) идут в Украину, Казахстан, Азербайджан, Армению, Литву, Узбекистан, Россию и даже США.

«С Америкой работаем уже давно, — говорит Татьяна Полейчук. — В Штаты отправляются сборные контейнеры, в которых — разная белорусская продукция для сети тамошних белорусских магазинов, в том числе и наше мыло. Хозяйственное мыло экспортируется в 10 стран.»

Отправляемся на производство, где показывают процесс варки мыла «от и до».

«Если раньше мы гордились, что у нас мыло натуральное – только из животных жиров, то сегодня с гордостью говорим, что производим и 100% растительное мыло, в составе которого рапсовое, кокосовое, пальмоядровое масла, — рассказывает начальник производства Елена Гусак и ведет нас в буртовое отделение.

В 60-тонных емкостях сегодня, как и давным-давно, в советские времена, варится мыло. В бурты загружают 30 тонн сырья, в процессе варки происходит сложная химическая реакция – омыление.

Бурт, где варится мыльная основа

Кстати, запах в цеху абсолютно нормальный — мыла

За буртом из-за обилия пены нужно внимательно следить, иначе может «уйти» наружу. Но таких утечек на производстве не было.

«В общем, все очень похоже на варку борща, — говорит начальник мыловаренного цеха Александр Курако, — есть специальная лопаточка, которой мыловары мешают этот «борщ». Все ингредиенты подаются в определенной последовательности.

После варки такой бурт стоит 36 часов, пока не отстоится мыльный клей, который, как закваска, используется при постановке нового бурта. И так почти до бесконечности. Пока в конце концов клей этот не отправят на хозяйственное мыло. А раньше этот клей продавали строителям, которые добавляли его в цемент.

Все это – старая технология. Сейчас ГЖК переходит на другой процесс приготовления мыла – прямое омыление. На комбинате уже установили новую итальянскую линию омыления, охлаждения и производства мыльной стружки и сейчас под контролем итальянцев ведутся пусконаладочные работы. Сырье будет использоваться то же, просто сократится продолжительность варки и, в связи с этим, энергопотребление. На ГЖК это плановый переход на новую технологию производства мыла.

Оборудование новой комплексной линии омыления, охлаждения и производства мыльной стружки  производительностью 3 тонны в час

Следующее отделение находится этажом ниже. Мыльная масса поступает на вакуум-сушильную установку, где после высыхания становится белой. Дальше поступает в большую мясорубку, и получившиеся гранулы поступают в цех готового мыла.

В таком виде мыло — самое натуральное. Без всяких отдушек и красителей. Детское мыло в зеленой упаковке имеет именно такой «девственный» состав, рассказывают работники, — идеальный вариант для людей, страдающих аллергией.

В другом отделении мыло дополняется различными компонентами (экстрактами, ароматизаторами), приобретает свой цвет и запах. Мыльная стружка, а затем и получаемая из нее «мыльная штанга» режется или штампуется и конвейерным способом превращается в кусочки мыла. Здесь же на них наносится фирменный логотип.

Мыльная штанга

Теплая «мыльная штанга» легко гнется в руках начальника производства Елены Гусак

Еще вариант для чувствительных – детское мыло с добавлением лишь натуральных экстрактов и настоек. Есть и детское мыло с добавлением, хоть и щадящим, отдушек. А вот больше всего отдушек — в крем-мыле.
Но так или иначе работники говорят: «Не знаем в нашем мыле ничего, что было бы вредным».

На полках музея мыла, который находится, который есть в том же мыловаренном цеху, — всем знакомый из советского детства «Чебурашка» и маленькие мыльца, которые входили в «постельный» комплект белорусских поездов. Сейчас это мыло не производится.

Из новой продукции – мыло с ионами серебра. «Благодаря этим ионам достигается антибактериальный эффект, и в отличие от триклозана, который обычно добавляется для этих нужд, ионы серебра не вызывают привыкания бактерий. Это мыло было представлено на выставке инноваций», — говорит Елена Гусак. Есть мыло-скраб, в котором, кстати, используется натуральный кофе «Жокей».

Интересный проект ГЖК — жидкое мыло. Оно разработано специально для использования на кухне. Ксения Ковалева говорит, что оно хорошо удаляет запахи лука, чеснока, рыбы.

Упустили только на комбинате возможность обеспечить все садики и школы жидким детским мылом (только его с недавних пор должны покупать родители в учреждения образования). Такое мыло здесь не производят. Для производства такой продукции нужно докупать автоматические линии, говорит заместитель директора ГЖК по коммерческим вопросам Татьяна Полейчук.

Что до проверки качества, то начинается она с контроля входного сырья. Мыловары уверяют, что требования к жирам, годным для производства мыла, зачастую бывают на порядок жестче, чем для пищевой промышленности. И случаи, когда прогоркший жир и растительное масло возвращаются поставщику, здесь не редкость. Проверяется сырье и на содержание радионуклидов. Но сотрудники центральной производственной лаборатории отмечают, что возвратов из-за превышения допустимого уровня радиации на их памяти еще не было. Инженер-химик Анжелика Гетманская успокаивает корреспондентов: «Жиры и масло вообще не накапливают радиацию – это их свойство».

Начальник мыловаренного цеха Александр Курако и начальник отдела маркетинга Ксения Ковалева

Готовое мыло проверяется на содержание жирных кислот и щелочей – лаборатория есть при каждом цехе. Сотрудники Гомельского жирового комбината подчеркивают, что гомельское мыло и сегодня варится по строгим советским ГОСТам (а не по ТУ, как у импортных производителей). И как подтверждение своим словам говорят, что в женских консультациях гинекологи до сих пор советуют женщинам пользоваться гомельским детским мылом.

Источник


Хотите повысить доверие к вашей торговой марке, товару или услуге? Закажите у нас репортаж! Минимальный охват публикаций на наших ресурсах - 20.000 уникальных пользователей! Кликайте!

Поделитесь, пожалуйста, записью с друзьями. Спасибо!

Рекомендуем к просмотру...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четырнадцать − 9 =