Как в Беларуси производят наручные часы

«Если на заводе пахнет краской, значит, еще не все потеряно», — говорит начальник производственного управления ОАО «Минский часовой завод» Николай Харчевников. И хотя от советского часового гиганта сегодня осталось немного, краской здесь действительно пахнет, а рядом с советскими станками трудятся вполне современные, недавно установленные швейцарским инвестором.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

О том, что сейчас выпускает «Луч», как решается больной кадровый вопрос и какие планы по развитию белорусского актива есть у Franck Muller сегодня в

 

Союзный гигант

Строительство в Минске часового завода началось в 1953 году. Масштабы производства сразу заложили союзные, то есть гигантские – 10 млн штук в год. До 1996 года такие объемы были реальностью.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Сперва в Минске выпускали только механические часы, но к 1980-му году освоили и входившие в моду кварцевые. Тогда даже построили дополнительный корпус для производства микросхем, начали выпуск очень точных кварцевых часов с шаговым двигателем. В общем, шли в ногу со временем.

Работали и по кооперации – делали механизмы на экспорт и электронные блоки для нескольких российских часовых заводов, выпускавших часы в своих корпусах, но с использованием белорусских электронных блоков. Потом программа свернулась, электроника стала невыгодной – это энергозатратное производство. Кварцевые механизмы стали закупать импортные – так дешевле.

С развалом Союза белорусские часовщики потеряли рынки сбыта. Поставки в Россию пытались возобновить, но объемы удавалось реализовать небольшие. Такие же разовые и небольшие поставки были в дальнее зарубежье. Впрочем, остальным советским производителям приходится не лучше: около 15 часовых заводов было в Союзе, а в живых осталось не больше трех. В 2006 году в отношении «Луча» начали процедуру банкротства. А в 2010-м Беларусью был подписан инвестиционный договор с швейцарской Franck Muller International B.V., получившей контрольный пакет акций предприятия.

Про работу и зарплату

В Минске до сих пор сохранился полный цикл производства часов.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Часть станков еще старая, установлена в советское время. На токарных станках-автоматах производят все цилиндрические детали — штифты, винты, оси. Есть и более новые — с числовым программным управлением, недавно установленные инвестором.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Все детали для будущих часов делаются в механических цехах. Работа тонкая, допуски – микронные.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

На фрезерных станках идет производство корпусов. Отштампованные заготовки приходят сюда на точную обработку. По специальной программе фреза обходит корпус по нужным направлениям в разных плоскостях. Отсюда готовый корпус уходит на полировку.

Впрочем, часовое производство – это не столько станки, сколько люди. «Мы много потеряли, и главное – кадры», — разводит руками начальник производственного управления.

К примеру, на этих фрезерных станках «Луч» может выпускать в месяц 20 тысяч корпусов. Но несколько полировщиков ушло на пенсию, набрали восемь новых, а они пока не могут сделать то, что делали 4-5 «стариков». Придется учить.

В месяц «Луч» выпускает 10-15 тысяч часов. Могли бы и больше, но есть проблема рынка и уже обозначенная проблема кадров. Во-первых, зарплата оставляет желать лучшего – объемы производства небольшие (в январе-октябре предприятие выпустило продукции на 46,1 млрд рублей, что на 2% больше, чем за аналогичный период прошлого года). Вторая проблема – предпенсионный возраст людей. Специалисты уходят – иногда просто идеальные, а привлечь молодежь на такие работы непросто.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

«Есть такая операция – печать циферблата. Это тонкая работа, тут надо набить руку. Ушли по семейным обстоятельствам две женщины. Мы перебрали 6-7 человек – только один из них остался, один смог научиться делать эту работу», — рассказывает Николай Харчевников.

Про то, что зарплата на «Луче» — невысокая, мы услышали не один раз. «Вы лучше про зарплату спросите», — неслось по сборочному цеху нам вслед. Спросили. Средняя зарплата по заводу в октябре – 4,2 млн рублей (+34% к октябрю прошлого года), по итогам десяти месяцев – 3,6 млн (+59%). Но есть операции, на которых зарплата квалифицированного специалиста ниже средней по предприятию.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Марина Колб отработала на предприятии 33 года.

— Марина, наша самая лучшая стрелочница, — представляет начальник производственного управления.

— Это точно, потому что больше стрелочниц нет, — парирует она.

Почему нет стрелочниц, нам понятно без дополнительных расспросов — 3 миллиона чистыми. А работа непростая и тонкая — 8 часов в день, смотря в микроскоп, выставлять стрелки так, чтобы они не цеплялись за стекло, за циферблат и между собой.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Первые часы, выпущенные в Минске в 1955 году, имели механизм «Заря» конструкции одноименного пензенского часового завода. Такие маленькие часы (диаметр пластины – 13 мм), в Минске давно не выпускают, но и сейчас свой миниатюрный механизм (диаметр 18 мм) привычно называют «Зарей».

В Минске сейчас выпускают и кварцевые, и механические часы. Количество механики невелико, 2-3 тысячи в месяц, производство затратно, но и отказаться — никак. «Для определенной категории людей такие часы еще востребованы. Не все хотят иметь часы без завода, на батарейке. Ничего удивительного – где-то в деревне, может, и непросто батарейку поменять при необходимости», — отмечает Николай Харчевников

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Корпус был построен для микроэлектроники: кругом мрамор, так как для производства микросхем необходима чистота. Сейчас здесь идет сборка часов. Раньше сборочный цех был в большом корпусе, выходящем на проспект Независимости, там работало до 1500 человек. Сейчас на сборке трудится до 40 человек.

В цеху немноголюдно: идет сборка и репассаж (часы, больше года отлежавшие на сбыте, полностью разбирают, промывают и снова собирают).

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Все детали для механических часов изготавливают на предприятии, импортируют только рубиновые камни, которые служат опорами для осей колесиков и уменьшают изнашиваемость механизма. Применение именно рубина обусловлено тем, что он имеет наименьший коэффициент трения. Собранный механизм оформляется в корпус.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Потом часы отправляются «на сутки» — первый контроль в течение суток. Затем – на контрольно-испытательную станцию, где часы будут под контролем шесть суток (кварц) или 12 суток (механика), и каждый день с них будут снимать показатели. Если испытания пройдены успешно, изделие отправится на склад готовой продукции.

Сегодня и завтра

Основной конкурент всех часовщиков – Китай. «Они работают во всех ценовых нишах, с помощью европейцев освоили сложную механику, скелетоны – механические часы с видимыми с обеих сторон часов движущимися частями. За счет цены выигрывают конкуренцию. Гибкие технологии у них, моментальные смены коллекции», — рассказывает Николай Харчевников.

«Луч» пытается соответствовать, выпуская 12-18 кардинально новых оформлений корпусов в год. И около сотни – с разными «косметическими» изменениями, стразами, рисунками и т.п.

«Уже сейчас мы получаем положительные отклики от белорусских покупателей — и по дизайну, и по качеству новых часов «Луч», — рассказывает представитель швейцарской компании Franck Muller Эге Тибин, который стал директором минского завода только в августе нынешнего года .

Но на этом экономику предприятия не поднять. «Надо пробивать заграницу. Мы выше головы не прыгнем. До 15 тысяч часов – это потолок для Беларуси», — отмечают на предприятии. Своей фирменной торговли за пределами страны у «Луча» нет.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Такие часы уже не выпускают, а в 80-е это был модный дефицит – финифть, скань (ажурный или напаянный на металлический фон узор из тонкой проволоки, гладкой или свитой в верёвочки) – тонкая ручная работа.

Но бренд здесь намерены сохранить, ведь еще когда решался вопрос о привлечении инвестора, президент озвучил четко – «Луч» должен остаться часовым заводом.

«То, что мы обещали президенту Беларуси, государству — повысить качество продукции и сохранить бренд «Луч», продвигать его — мы намерены выполнить», — подчеркивает Тибин.

Он заверил, что фирменные магазины «Луч» будут созданы во всех крупных городах Беларуси. Сеть должна вырасти до примерно 20 «шопов». По оптимистичным прогнозам, а господин Тибин уверен, что делая бизнес в Беларуси, необходимо быть оптимистом, первые фирменные магазины «Луч» в регионах откроются в первой половине 2014-го. Есть планы и по развитию сети за рубежом: в России, Казахстане, Азербайджане, Армении, Грузии.

Также новый руководитель рассчитывает, что часы марки «Луч» пробьются и на рынок ЕС. «Не так давно ко мне приезжал представитель компании-импортера из Германии. Он проявил интерес к поставкам нашей продукции на немецкий рынок», — рассказал Эге Тибин.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Представитель Franck Muller Эге Тибин. Пока он не говорит по-русски, но производит впечатление человека, который неплохо ориентируется в белорусской реальности. Новый топ-менеджер говорит, что инвестором поставлены стратегические задачи: создать новую качественную коллекцию «Луч» и собственную торговую сеть завода. На руке у Тибина — мужские керамические часы «Луч».

Швейцарский инвестор привез в Минск уже более 100 позиций оборудования, часть из которого уже запустили. Есть профильные и непрофильные проекты, которые постепенно раскручиваются. Планирует «Луч» делать механизм с автоподзаводом, выпускать сапфировые стекла.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Выпуск сапфирового стекла (такое исключительно твердое и прозрачное стекло на самом деле не стекло, а кристалл) оказался очень сложным – из-за высокой твердости искусственного сапфира технологию удалось отработать со скрипом, да и сейчас цикл производства сферы из сапфира — около 55 минут. «То есть мы смогли это сделать, но чтобы быть рентабельными, надо найти технологию, позволяющую сократить это время – как минимум в 10 раз», — отмечает Николай Харчевников. Сейчас эта тема активно отрабатывается.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

В случае успеха проект имеет отличные коммерческие перспективы — если обычное стекло стоит до доллара, то сапфировое – два десятка долларов, а «Луч» смог бы получить серьезные заказы на стекла от других производителей часов.

Есть и другие варианты, связанные с часовой продукцией, в частности, выпуск спиралей для баланса. Уже несколько раз на Минском часовом заводе размещали такие заказы, более 15 тысяч изделий уехало в Европу, где немногие производители сами выпускают эти волоски.

Фото: Александр Васюкович, TUT.BY

Из непрофильных проектов на «Луче» рассказали про выпуск связных устройств, позволяющих через спутник контролировать перемещение автомобилей, их координаты и пройденный путь. Особенно перспективно проект выглядит, если белорусскими устройствами начнут комплектовать МАЗы и трактора.

Инициативы и инвестиции швейцарцев, таланты оставшихся инженерных кадров, терпеливость женщин-сборщиц. Пока «Лучу» есть на что надеяться.

Источник

 

 

 


Хотите повысить доверие к вашей торговой марке, товару или услуге? Закажите у нас репортаж! Минимальный охват публикаций на наших ресурсах - 20.000 уникальных пользователей! Кликайте!

Поделитесь, пожалуйста, записью с друзьями. Спасибо!

Рекомендуем к просмотру...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре × три =