Как устроено производство настольных игр в России

У нас тут есть небольшой заводик по производству настольных игр.

Находится в Подольске, как раз на том направлении, где от Москвы ехать всего час на машине. В глухой-глухой промзоне на заводе Зингер, где раньше производили швейные машинки для всей страны, теперь сидит много небольших фирм, делающих то квадрокоптеры, то косметику, то рамки для картин. Вся территория разобрана частными компаниями. Там наш Магеллан.

Мы здесь года два с половиной. Начинали мы в 2009 году с заказов из Китая. Потом напечатали в России первый тираж «Мафии», а затем потихоньку реинвестировали прибыль в проект, закупали оборудование, обучали людей. Вот пару недель назад к нам приехала очередная линия станков, которая опять всё резко поменяет. С сотен коробок в месяц пять лет назад мы доросли до отгрузки десятков тысяч в месяц. Поэтому, на радостях, я хочу показать вам, как устроено наше производство.

Надо начать с того, что когда мы говорим о производстве в России, следует учитывать особый антураж места. В прошлом месяце к нам в гости приезжали европейские партнёры смотреть линию. Когда они увидели вот этот кусочек промзоны по дороге в наши цеха, то решили, что мы везём их мочить. И реально напряглись.

Ну и вторым шоком для них стало то, что по производству никто не ходит в антипылевых скафандрах, а по углам не жужжат глянцевые белые роботы. Сразу предупрежу, что пока автоматизировано далеко не все. В России даже в нашей сфере многое делается руками. Труд сборщика банально дешевле, чем внедрение автомата. А ещё сборщик, как правило, умнее. Но к делу. Вот так выглядит портал для разгрузки грузовиков: машина может заехать прямо в дверь, где находится лифт.

Оттуда ходит лифт прямо в цех.

Путь детали
Игры в этом мире собираются из компонентов. Например, в простой игре «7 на 9» есть только пять типов компонентов: правила, коробка, карты, ложемент и контрольная карта. И всё это из бумаги. А вот в большом «Шакале», например, ещё поле, фишки, монеты – там и пластик, и дерево, и бумага, и специальная обработка коробки. А в «Волшебнике Изумрундного города» до кучи большой кубик со скруглёнными краями, который в первой партии вообще делался так: дерево в Китай – из Китая на Украину шарики, из шариков делаются кубики со скруглёнными краями – выжигание по ним в Подмосковье, сборка в Подольске.

Вот этот кубик:

Сейчас, конечно, с ним всё проще, из других городов – только Волгоград.

Общий цикл такой:
1. Сначала надо сделать всё, что внутри коробки и положить на склад. Когда в одной точке реальности пересечётся всё сразу – будет игра. Бумажное и картонное делается у нас. Это, к счастью, позволяет теперь контролировать цвет от тиража к тиражу. Сначала на склад приезжает бумага или картон, по ней делается печать, всё это режется и обрабатывается, ламинируется, кашируется и так далее. В общем, превращается в готовую карту или готовые правила. Дерево и пластик – частично у нас, частично у сторонних партнеров. Бакеллит (искусственный камень, например, на фишках «Улья») заказываем, но когда-нибудь будем делать сами. Металл льём у партнёров. Вся разработка у нас.
2. Игры без коробки не бывает. Более того, от коробки зависит радость получателя и продажи. Делается у нас, коробка собирается из листа картона.
3. Затем идёт сборка всего этого дела – надо взять определённое количество компонентов и положить в строго определённые коробки.
4. Потом – термоусадка: многие игры заворачиваются в герметичную плёнку.
5. Контроль качества. Приходит специально обученный злыдень и открывает до 10% коробок тиража, смотрит на все косяки и пересчитывает компоненты. Если вскрывается хоть один косяк – открывается и заново обрабатывается вся партия.
6. Затем игры пакуются в коробки и отправляются во взрослую жизнь.
Начнём со склада сборки. В пакетах и коробках приезжают компоненты, произведённый в других местах. Вот один из рядов:

Склад сборки — это пересечение нескольких производственных линий. Не всё умеют делать в России – например, те же песочные часы. Соответственно, эти компоненты заказываются у поставщика и кладутся на склад. Затем они проверяются на качество (это не всегда можно сделать при приёмке) и снова кладутся на склад, но в другую секцию.

Вот эти песочные часы, они приезжают вот такими блистерами. Основные проблемы бывают с конденсатом, когда часы возят по морозу после тёплого склада транспортной компании, например. Если обнаруживается конденсат, поставщику или транспортной компании возвращается вся партия — влажный песок слипается комками и часы становятся непригодными.

Многие типографские вещи куда дешевле и быстрее делать самостоятельно. Как говорит руководитель производства «Так в два раза дешевле, что аж в два раза».

Но давайте пойдём на склад. Вот правила для игры «Бум» (книжка толстая, потому что там несколько страниц правил – и много-много рассказов о персонажах из игры, она же познавательная):

Кубики приезжают вот так:

Неразрезанные листы карточек:

Отдельные карты:

Коробки мы делаем сами. Учитывая, что будучи пустыми они плотности напоминают воздух, хранить их очень невыгодно, поэтому все большие коробки производятся по методике JIT — just in time. Но они всё равно сохнут, поэтому для них есть другой склад. Третий. Мелкие же можно хранить долго. Вот, например, промежуточное складирование готовых:

При этом несобранная коробка (или каркас для неё без запечатки) — это плоский блин.

На каждой коробке есть маркировка – что внутри, сколько.

Вот готовые компоненты, которые нам поставляют. Это «леденцы» батарей для «Космических дальнобойщиков»:

Маркеры из пластика. Обратите внимание, они уже в пакетиках в нужном количестве и промаркированы индивидуальной меткой сборщика.

Ряд компонентов нельзя хранить просто так. Например, карты и поля нужно складывать в пачку и обязательно паковать в плёнку — иначе на складе им довольно быстро придёт кирдык. Это неразобранные поля «Дальнобойщиков», в стрейч-плёнке для сохранности на складе.

Фишки:

Теперь посмотрим на путь коробки. Для начала в эту часть линии приходит стопка листов. Она тяжелая, поэтому появляется в цеху сразу из грузового лифта, например, из такого:

Довольно тонкая по сравнению с коробкой бумага, которая уже запечатана:

Резак умеет забирать стопку и резать по программе.

На выходе из него и после вырубки получаются вот такие листы:

Обратите внимание, они печатаются сразу с образцами цвета и метками для людей и роботов:

Рубятся эти листы по сложной форме в другом устройстве, которое умеет резать не только как гильотиной, но и по произвольно вставленной матрице — и очень точно.

Вот приладочный лист загружается в это устройство:

А вот так могут выглядеть формы, которые вставляются в эту штуку.

Если присмотреться, вы можете увидеть, что эти же формы прекрасно режут не только коробки, но и отдельные картонные фишки. Помните матрицы фишек, которые надо выдавливать перед началом первой игры? Вот откуда они берутся.

Вот неразрезанные листы:

Теперь у нас есть тонкие бумажные листы, которые точно повторяют геометрию будущей коробки в развёртке. Но нужна сама коробка. Она делается из кашированного картона методом, который не менялся последние лет 50, наверное. Нарезаем листы картона на нужные куски (мы это уже проходили — резак с роботом справляется на ура) и тащим их в станок:

Станок представляет собой два вала, между которыми прокатывается картон. Поверх картона кладётся слой клея, поверх клея кладётся бумага с текстурой льна. После этого по этой штуке надо пройтись руками, иначе будут пузыри. А вот текстура:

Если объёкт объёмный (а коробки — они обычно объёмные), через станок прогонятся только уже нарезанный лист с запечаткой, который потом аккуратно кладётся на собранную коробку. Получается вот такая композиция из сохнущих крышек:

А вот новая линия, которая теперь делает это автоматически. Мы всё ещё используем оба варианта – и руками, и роботом, потому что объёмы достаточно велики:

Видите сзади раму для коробки? На это место может вставляться любая форма. Кстати, станок произведён в стране Восходящего Солнца.

Многие производители не особо заморачиваются на внешнюю поверхность дна коробки — типа, его никто не видит, ну и чёрт с ним, давайте заклеим обычным картоном, это проще и дешевле. Мы же готовы потратить немножко больше времени в обмен на полезную штуку, которая повышает возвращаемость игры домой:

Затем коробка сохнет в хранилище сохнущих коробок, а потом они после тщательного осмотра на предмет правильности высыхания отправляются на склад, а потом в сборочный цех. Прямо рядом лежат компоненты, которые также будут нужны для сборки.

Карты рубятся вот такими штуками. Весит каждый нож ого-го, около килограмма:

А вот наш второй склад длительного хранения. Здесь наши европейские друзья особенно насторожились на экскурсии, предчувсвтуя кульминацию:

Теперь идём в сборочный цех. Он начинается с длинных столов:

И кучи источников компонент:

Они вот так натурально вручную раскладываются по пачкам. Например, если нужно собрать колоду карточек к игре — всё будет сделано руками на огромном столе:

Эту работу делают, в основном, женщины, потому что у мужчин терпения на однообразные долгие действия не хватает. Не, парни тоже работают и собирают, но им больше нравится таскать круглое и катать квадратное. Потому что увлекает.

А это технологические схемы сборки:

Требования к сотрудникам такие: руки — чистые, в зубах — санкнижка. Когда сборка заканчивается, всё засовывается, например, в коробку игры. Обратите внимание вот на эти кружочки:

Это — индивидуальная метка сборщика конкретной части игры (например, кладущего ровно по 15 фишек в пакетик). Если в рознице потом выяснится, что кто-то положил 14 фишек, то мы сможем провести расследование и найти того человека, который пропустил это через контроль качества. Он повезёт клиенту новую коробку. Также номер сборщика есть на специальной красной карте внутри больших коробок.

Финал сборки — термоусадка (заворачивание в плёнку). Коробка подаётся на ленте в специальную печку. Рабочий делает движение рукой и накрывает её плёнкой.

Затем захлопывает печь (край крышки отрезает плёнку, коробка оказывается в пакете типа того, что бывают на входе в крупные продуктовые магазины). Дальше — пшшшшш — плёнка греется в печке и плотно охватывает коробку. Процесс неравномерный, поэтому примерно каждый двадцатый раз образуется брак — либо пузырь, либо разрыв в плёнке. В этом случае рабочий срывает плёнку и повторяет процедуру.

В своё время, когда я «купал» игру про подлодки, удалось убедиться, что термоусадка выдержала примерно 20 бросков с размаху с погружениями на полметра в глубину.


Финальное фото, но конкретно здесь уже пришлось снять термоусадку — она бликовала. А вот все тестовые погружения я делал с ней — и внутрь не попало ни капли.

Дальше готовая коробка охлаждается, проходит контроль качества и уезжает на склад, где сразу пакуется в большую коробку (по 12-18 игр) с хорошей такой жесткостью. Любая коробка не подходит — нужно конкретно под эти игры, даже зазор в 1 миллиметр между коробками создаст возможность для деформации при транспортировке. Мы пару раз видели, как разгружают наши товары на железной дороге, поэтому с тех пор стали параноиками в плане «а что если на наш ящик поставят контейнер свинцовых болванок».

Отдельная тема — это окраска фигурок. Вообще, работать с краской у нас в стране не умеет никто. Даже те, кто делает игры десятилетиями красят так, что хочется плакать. Правильно окрашенная фигурка не должна иметь явных пузырей, подтёков или других дефектов, сохранять свою форму (то есть слой должен быть равномерным), не иметь подтёков, быть равномерно окрашенной и не оставлять след на столе после того, как ей провели по нему как мелом с сильным нажимом. В общем, всё это вместе и сразу год назад делали только немцы. Теперь умеем и мы. Фишки теперь радуют нас не переставая:

Вот такие шедевры рождает наша машина для окраски.

Вот офис. Он тут нужен чисто для работы, оптовики и сотрудники, принимающие корпоративные заказы, сидят в центре Москвы.

На стене – выставка достижений, там же хранятся образцы особо крутых компонентов.

А вот Тихон, руководитель нашего производства «Магеллан». Ему адски стыдно за то, что он не смог показать ярких сверкающих роботов, но при этом он безумно горд за то, что смог реально с нуля поднять всё это и сделать так, чтобы наши игры по технологическому качеству были впереди всего того, что делают в стране.

Глава европейцев был в шоке и сказал, что у нас тут «Африка девятнадцатого века», и его очень удивляет, как получается делать так круто. Да, у нас не космос, но мы сделали всё сами с нуля за 5 лет. И это очень греет.

 

Источник


Хотите повысить доверие к вашей торговой марке, товару или услуге? Закажите у нас репортаж! Минимальный охват публикаций на наших ресурсах - 20.000 уникальных пользователей! Кликайте!

Поделитесь, пожалуйста, записью с друзьями. Спасибо!

Рекомендуем к просмотру...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

шестнадцать + двенадцать =