Как снимали фильм «Звездные войны»

Фантастическа сага Джорджа Лукаса «Звездные войны» о борьбе светлых сил с темными без сомнения является одной из самых знаковых и эпохальных в кинематографе. Одновременно простая и сложная, таинственная и незамысловатая, увлекательная история о галактических войнах обрела миллионы поклонников по всему миру и до сих пор будоражит умы киноманов. Узнаваемость героев этой саги просто зашкаливает, а после выхода первого фильма в 1977 г. все мальчики мечтали стать джедаями, а девочки принцессами.

Сегодня в узнаем, как создавалась сага и с какими трудностями пришлось столкнуться при съемках.

 

Трудно однозначно сказать, что так увлекает людей в творении Джорджа Лукаса. Не в последнюю очередь к экранам привлекали поразительные для того времени визуальные эффекты. А еще была масштабность и некий космический романтизм, заставлявший после очередного киносеанса бросить хотя бы мимолетный взгляд на глубокое звездное небо. Вдруг действительно где-то там, в далекой галактике, давным-давно бушевали джедайско-имперские страсти, затронувшие немыслимые глубины космоса и тысячи инопланетных рас?

Давайте приоткроем мистическую завесу над классической трилогией «Звездных войн» и посмотрим, как буквально на коленке, шаг за шагом, из картона и рисунков можно создать легендарную сагу.

Как любой шедевр, «Звездные войны» начались с идеи. Великий сказочник новой эпохи кинематографа Джордж Лукас задумал эпопею, когда ему еще не было и 30 лет. В середине 1970-х был готов предварительный сценарий, который, правда, не раз почти полностью переписывался. Как вам, например, одна из идей Лукаса сделать Люка Скайуокера 60-летним генералом, а Хана Соло — инопланетянином с зеленой чешуей и жабрами?

Написанная история включала в себя сюжет всех известных сегодня шести эпизодов. Существует версия, будто Джордж Лукас решил снимать серии с середины потому, что на первые три эпизода в то время якобы не хватало мастерства специалистов по визуальным эффектам. Это не так, режиссер вполне мог реализовать свою задумку начиная с самых первых эпизодов. Он изначально решил взяться за экранизацию четвертого эпизода. Во-первых, это было сделано для того, чтобы заинтриговать зрителей. Во-вторых, Джордж Лукас вообще не знал, получится ли у него снять больше одной серии «Звездных войн», поэтому взялся за самый «драйвовый» момент сценария, к тому же именно в этой части появлялась «Звезда смерти», что повлияло на выбор режиссера.

Дальше было только хуже. Долгое время ни одна студия не хотела браться за экранизацию сказки с, мягко говоря, странным сюжетом. На дворе все еще ощущалось влияние движения хиппи, маститые режиссеры снимали серьезные фильмы о войне во Вьетнаме, а бездари клепали трэш-поделки про злобных пришельцев из космоса. Работу Джорджа Лукаса сразу же причислили к последним, вот только бюджет в данном случае требовался немаленький — $8 млн. Благо нашелся продюсер, который поверил в гений молодого режиссера и выделил необходимую сумму.

И все равно в успех «Звездных войн» верили лишь единицы. Сам Лукас и то порой сомневался, что из его затеи получится что-нибудь путное. Позднее актеры вспоминали о съемках как о самом нелепом эпизоде в их жизни. Высокий парень в костюме обезьяны, карлики, простые пафосные диалоги… Фильм воспринимали как детскую сказку или трэш, но никак не приключенческую фантастику, претендующую на культовый статус.

«Сцена в баре напоминала бред обкуренного: какие-то лягушки, свиньи, сверчок — кошмар!» — с улыбкой рассказывали исполнители главных ролей. Видимо, такой же точки зрения придерживались голливудские боссы, которые почему-то одним из главных вопросов картины считали, должен ли вуки носить трусы. В какой-то момент «Звездные войны» вообще хотели прикрыть, потом решили выбросить из фильма все спецэффекты и превратить в телесериал. Только настойчивость и упрямство Джорджа Лукаса спасли ленту.

Львиная доля съемок проходила в пустыне Туниса. В этой же стране нашли подходящее наименование для планеты, на которой происходят действия в первой трети фильма. Название города Татауин незаметно трансформировалось в Татуин. Здесь же, в Северной Африке, нашлись подходящие декорации: дом опекунов Люка Скайуокера не был построен специально для фильма, это обычная хижина в одной из деревень Туниса. Подходящие же интерьеры нашли в местной гостинице.

А вот город Мос-Эйсли, из космопорта которого Люк наконец отправился в космическое путешествие на «Тысячелетнем соколе», пришлось строить с нуля. Тонны декораций пришлось переправлять из Голливуда на самолетах. Около двух месяцев ушло на то, чтобы из поступившего материала возвести поселение, идеально вписывающееся в пустынный антураж.
Вся съемочная группа сидела на голодном пайке – даже сам режиссер и главные актеры летали только эконом-классом и питались в общей столовой. Позднее все вспоминали, каким энтузиазмом заразил команду молодой режиссер – ни у кого не было сомнений в успехе, так напористо Джордж шел к заветной цели.

Космический корабль Хана Соло был создан в натуральную величину в одном из самых больших кинопавильонов в Англии. Длина махины достигала 50 метров, а вес составлял несколько десятков тонн. Гигантский макет «Тысячелетнего сокола» иногда мелькает в кадре, но больше всего съемочной группе пригодились его «внутренности», ведь главные герои немало времени проводят в корабле. Правда, кабину все же пришлось делать отдельно.

Джордж Лукас хотел буквально поставить зрителя на место героев. «Тысячелетний сокол» мчится со скоростью света, корабль обстреливают, его мотает из стороны в сторону. Все это должно сопровождаться тряской внутри. 40-тонный макет сложно заставить вибрировать, поэтому было решено построить небольшую кабину и поместить ее на пружинную платформу. В прописанных по сценарию сценах ее трясли вручную.

Еще один гигантский макет пришлось делать, чтобы воссоздать описанный в сценарии краулер, на котором джавы разъезжали по Татуину в поисках роботов. Для некоторых эпизодов был построен огромный металлический «ящик» с гусеницами от карьерного экскаватора. Для съемки же общих сцен использовали компактную модель краулера.

Метровая модель краулера джав

Как и в большинстве фантастических лент докомпьютерной эпохи, в «Звездных войнах» было много «игрушек». Все космические корабли, которые мы видим в фильме (от «Тысячелетнего сокола» до истребителей), были сделаны в виде миниатюрных пластиковых или даже картонных макетов.

«Звезда смерти» и вовсе была нарисована, а для съемки финальной масштабной сцены атаки съемочная группа построила макет размером 15×15 метров. На нем тщательно воспроизвели каждую из сотен башенок и орудий, которыми ощетинилась «Звезда смерти». Тоннель, по которому летали игрушечные истребители повстанцев, стал доминантой макета.

Кто знает, получили бы «Звездные войны» культовый статус, будь в фильме одни лишь космические перестрелки, без всего того «зоопарка», который все-таки поселился в картине. Сотни кукол и масок, огромное количество грима и, конечно же, парк из десятков роботов. Все это органично вписалось в новую вселенную и даже сейчас смотрится неплохо.

Сегодня трудно себе представить «Звездные войны» без роботов C-3PO и R2-D2. Из могли назвать А2 и С3, но потом Джордж Лукас решил дать дроидам более полные имена. По словам режиссера, их имена — просто приятный на слух набор букв и чисел, который ничего не обозначает и никак не расшифровывается. Делать настоящие механизмы было слишком накладно, поэтому Джордж Лукас согласился, чтобы астромеханического дроида и робота-секретаря сыграли актеры. В пластиковые «доспехи» C-3PO поместился Энтони Дэниелс.

По его словам, пластины были настолько хрупкие, что сломались уже в первый день, повредив актеру ногу. При создании C-3PO художник вдохновлялся образом робота из старого фильма-антиутопии Фрица Ланга «Метрополис» (1927). Всего было создано полдесятка вариантов дизайна (даже с ушами и антеннами).

Энтони Дэниелс был абсолютно слеп в своем костюме

Внутри R2-D2 сидел карлик Кенни Бейкер, сыгравший юркого робота на колесиках во всех шести фильмах франшизы. Актер вспоминает, что не мог самостоятельно выбраться из металлических недр R2-D2 и порой ему приходилось проводить внутри по несколько часов, так как о нем просто забывали. Всего же в фильме в том или ином виде присутствует более 30 роботов, большинство из которых управлялись дистанционно.

На площадке у Кенни Бейкера и Энтони Дэниелса были напряженные отношения.

Но тяжелее всего пришлось Чубакке, вернее Питеру Мейхью, который сыграл вуки. До прихода в кино мужчина работал санитаром в больнице, но благодаря росту в 221 сантиметр пробился на большой экран. Каждый день во время съемок «Звездных войн» ему приходилось облачаться в шерстяной костюм, надевать «голову» и обувать «ступни» уроженца Кашиийка. В Тунисе актера преследовала невыносимая жара, а в павильонах порой мешали слишком низкие для него проемы.

Джордж Лукас уже после съемок рассказывал, что во многом образ Чубакки он позаимствовал у своей собаки Индианы. Что касается имени, то говорят, что это производное от русского слова «собака» — уж очень оно понравилось молодому режиссеру. А слово «Jedi» происходит от японского «Jidai Geki», что в переводе означает «историческая драма»: так в Японии назывались телесериалы о временах самурайских воинов. Лукас как-то упомянул в интервью, что смотрел «Jidai Geki», когда бывал в Японии, и ему понравилось это словечко.

Во время съемок вуки не издавал ни слова, ни рыка, лишь открывал рот, как того требовал сценарий. Позже звукооператорам пришлось экспериментировать с сотнями самых разных звуков, чтобы найти подходящие для речи Чубакки. Например, когда вы слышите рассерженного и возмущенного вуки — это в основном звуки, которые издает медведь, а довольному Чуви досталось тигриное «мурлыканье». Знаменитое сиплое дыхание Дарта Вейдера удалось получить благодаря маске для аквалангистов, R2-D2 «разговаривает» смесью из самых разных бибиканий синтезатора и даже младенческого бормотания, а звук истребителей пришлось комбинировать из рева слона и звука мчащегося по мокрому шоссе автомобиля.

И все-таки в первую очередь «Звездные войны» запомнились потрясающими спецэффектами. По словам Джорджа Лукаса, когда он увидел первые варианты монтажа своей ленты, у него опустились руки. Фильм получился настолько слабым и убогим, что даже режиссер не мог поверить в светлое будущее картины. Однако впечатление кардинально изменилось, когда к «Звездным войнам» добавили спецэффекты.

За все красивости пришлось отдуваться студии Industrial Light & Magic (ILM), которую Лукас создал специально для своей космической эпопеи. Всего в фильм попало почти четыре сотни спецэффектов — невероятный для того времени показатель. На создание полетов кораблей, выстрелов из бластеров, светящихся мечей ушла треть бюджета ленты и бОльшая часть затраченных на производство картины человеко-часов.

Если не считать «Космической одиссеи» Стэнли Кубрика, в которой эффекты были лишь бледным дополнением к художественному замыслу, «Новая надежда» стала первым фильмом с таким уровнем зрелищности. Сравнимый со «Звездными войнами» фильм Спилберга «Близкие контакты третьего вида» вышел с ними одновременно, и уже не воспринимался столь революционно.

А вот и знаменитый тоннель — одна из главных «фишек» фильма

Результаты превзошли все ожидания. Актеры, размахивающие деревянными мечами, покрытыми светоотражающим материалом, не могли поверить, что на экране эти постоянно ломающиеся палки превратятся в лазерные клинки. Все вспышки и свечение команда ILM рисовала вручную.

Поскольку построение некоторых декораций грозило вылиться в копеечку, Джордж Лукас решил, что можно заменить их рисунками. В отдельных сценах роль декораций на заднем плане выполняют самые что ни на есть качественные изображения.

В самом начале «Новой надежды», когда по экрану ползут титры, их сменят медленно и величаво проплывающие корабли. Если снимать этот эпизод традиционными для 1970-х годов методами, корабли пришлось бы перемещать перед камерой на синем фоне, а потом накладывать необходимый бэкграунд. При этом картинка получалась слегка «дерганой», объекты хаотически смещались и «дрожали».

Джордж Лукас придумал перевернуть все с ног на голову и двигать не макеты космических судов, а камеру, которая их снимает. Установка при этом передвигалась по рельсам и гарантировала абсолютную плавность картинки. Система запоминала каждое положение камеры, что позволяло легко совмещать изображение с любым фоном без намека на недостоверность.

Самым продвинутым эпизодом, демонстрирующим достоинство нового приема, стала финальная сцена атаки «Звезды смерти». Чтобы придать достоверности боевым подразделениям, режиссер заставил съемочную группу посмотреть документальную кинохронику с воздушными боями во время Второй мировой войны. Эпизод снимали в нескольких павильонах. В одном камеры вертелись вокруг «игрушечных» кораблей, во втором миниатюрная оптика облетала макет «Звезды смерти», заодно фиксируя взрывы пиропатронов.

Макет участка «Звезды смерти»

Потом кадры совместили и получилась одна из знаковых в истории кино сцен. Это были огромные макеты (до десяти метров в длину), содержавшие тысячи мелких деталей. Потребовалась масса труда, чтобы сделать их, а впоследствии еще и восстанавливать после того, как в них многократно врезались движущиеся камеры в процессе съемок, на их поверхности срабатывали сотни пиропатронов, изображающих взрывы

Так снимали знаменитую сцену с титрами

Джордж Лукас контролировал весь процесс съемок своего детища, выпрашивал у продюсеров деньги, просил не закрывать проект и в итоге попал в больницу с нервным истощением. Ценой титанических усилий всего за пару месяцев он положил начало культовой вселенной, влияние которой до сих пор ничуть не уменьшилось. Заодно автор «Звездных войн» заработал средства на съемки продолжения саги.
Источник

 


Хотите повысить доверие к вашей торговой марке, товару или услуге? Закажите у нас репортаж! Минимальный охват публикаций на наших ресурсах - 20.000 уникальных пользователей! Кликайте!

Поделитесь, пожалуйста, записью с друзьями. Спасибо!

Рекомендуем к просмотру...


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

9 + девять =